Богословское открытие Мартина Лютера

Мартин Лютер обширно известен как более значимая фигура европейской Реформации. Его значение велико не только лишь для истории христианской церкви, да и в умственной, политической и социальной истории Европы, в особенности Германии. Почти во всем он представляется катастрофической фигурой, для него были соответствующий величавая сила, и суровые недочеты. Его оппозиция Богословское открытие Мартина Лютера императору во время Вормского сейма показывает существенное личное мужество, хотя он навряд ли произносил приписываемые ему слова: «На том стою — и не могу иначе». Но его осуждение германских фермеров за их мятеж против угнетателей многим показалось признаком его политической наивности.

Лютер вступил на арену людской истории, защищая идею. Эта мысль уверила Богословское открытие Мартина Лютера его в том, что Церковь его дней некорректно понимала Евангелие — базу христианства. Нужно было призвать ее к верности, сначала реформировать ее идеологию, а потом — ее ритуалы. Мысль Лютера может быть коротко определена так: «оправдание одной верой». Нужно разъяснить, в чем она состояла и почему она представляет такую значимость Богословское открытие Мартина Лютера. Богословские заслуги Лютера нередко именуемые «Turmerlebnis» («Опыт, пережитый в Башне»), касаются вопроса о том, как может грешник войти в общение с праведным Богом. Ввиду большой значимости этого вопроса для развития Германской Реформации мы хотим предложить тщательно на нем тормознуть.

Доктрина оправдания

Как мы уже указывали в истинной главе, в сердечко Богословское открытие Мартина Лютера христианской веры лежит мысль о том, что люди, невзирая на их смертность и греховность, могут войти с общение с Живым Богом. Эта мысль выражена в ряде образов, таких, как «спасение» и «искупление» в Новеньком Завете (в особенности в Посланиях Св. Павла), а потом — в христианских богословских размышлениях, основанных Богословское открытие Мартина Лютера на этом тексте. К концу средних веков одно понятие стало рассматриваться как имеющий особенное значение: понятие оправдание. Термин «оправдание» и его глагольная форма «оправдывать» стали означать «установление правильных отношений с Богом», либо, может быть, «приобретение праведности в очах Божиих». Доктрина оправдания стала рассматриваться как решающая вопрос о том, что должен сделать Богословское открытие Мартина Лютера отдельный человек, чтоб спастись. Источники тех пор указывают на то, что этот вопрос стал все почаще и почаще задаваться на заре шестнадцатого века. Мы уже лицезрели (стр. 58), что представители появившегося гуманизма делали новый акцент на личном сознании и по — новенькому понимали людскую особенность. Намедни появления нового энтузиазма к Богословское открытие Мартина Лютера парадоксу личного сознания появился новый энтузиазм к доктрине оправдания — вопросу о том, как людские существа, как особенности, могли войти в дела с Богом. Новый энтузиазм появился к писаниям Павла и Августина, отражающим их озабоченность персональной субъективностью. [40]Этот энтузиазм в особенности очевиден в произведениях Петрарки (1304 — 1374).

Каким же был ответ Церкви Богословское открытие Мартина Лютера на решающий вопрос: «Что я должен делать, чтоб спастись?» Ранее (стр. 48-50) мы направляли внимание на доктринальную неурядицу во времена позднего средневековья. Представляется, что эта неурядица касалась, сначала, конкретно доктрины оправдания. Ряд причин содействовали этому смешению. Во — первых, более чем за тыщу лет не было произнесено знатного суждения Церкви по этому Богословское открытие Мартина Лютера вопросу. В 418 г. Карфагенский собор рассматривал этот вопрос. Отдельные предложения были внесены на Втором Оранжском соборе в 529 г. Но по причинам, которые не поддаются разъяснению, этот собор и его решения были неопознаны средневековым богословам! Представляется, что собор был «открыт заново» в 1546 г., когда идеи Реформации обладали мозгами целого Богословское открытие Мартина Лютера поклонения. Во-2-х, доктрина оправдания представляется любимой темой споров меж средневековыми богословами, в итоге чего получило распространение диспропорционально огромное число суждений по данному вопросу. Но были ли эти суждения правильными? Нежелание либо неспособность Церкви оценить эти представления привело к еще большей неурядице по этому, и без того Богословское открытие Мартина Лютера сложному, вопросу.

На основной вопрос, поставленный перед Церковью зарождающимся гуманизмом — «Что я, как особенность, могу сделать, чтоб спастись?» — нельзя было ответить совершенно точно. Гуманизм поставил этот вопрос перед Церковью, которая, как проявили следующие действия, была не в состоянии ответить на него. Сцена была подготовлена для катастрофы, в какой Лютеру предначертано было Богословское открытие Мартина Лютера сыграть главную роль.


bol-i-himioterapiya-rekomendacii-i-soveti-predstavlennie-v-knige-virazhayut-lichnoe-mnenie-avtorov-imeyushih-bolshoj.html
bol-ot-serdechnogo-pristupa.html
bol-usilivalas-stalo-znobit-ohvatilo-chuvstvo-toski-i-odinochestva-i-chelovek-obratilsya-za-pomoshyu-k-svoemu-amuletu.html